“Зелёное” топливо на помойках: как свалки можно превратить в экоэнергию

На фоне растущих усилий ряда стран по снижению выбросов парниковых газов в атмосферу, в мире все большую популярность получает биоэнергетика.

В России на фоне реализации национального проекта «Экология» и “мусорной” реформы, в рамках которых к 2024 году планируется ликвидировать в стране свалки и перейти к переработке максимального объёма отходов во вторичное сырье, эксперты также присматриваются к зеленой энергетике – в частности, к одной из её разновидностей – анаэробной переработке органических отходов в биогаз – как способу получения полезной энергии, по сути, из мусора.

Закон сохранения энергии гласит о том, что ничто не возникает ниоткуда и не исчезает в никуда. Позиция Общественной палаты РФ, многократно озвученная председателем Комиссии по экологии и охране окружающей среды Альбиной Дударевой по поводу сокращения свалок и полигонов за счёт того, чтобы все отходы вовлекались в производственный оборот, основывается как на заботе об экологии, так и на фундаментальном законе самой природы. Использование мусора в качестве сырья для производства полезных вторичных ресурсов, в том числе и электроэнергии, может стать ещё одним шагом для достижения целей национального проекта «Экология».

Незабытое старое

Бионергетика была популярна ещё в середине 2000-х годов, когда инвесторы заинтересовались “зелёной” отраслью на фоне взлётов цен на нефть. Но рынок “чёрного золота” стабилизировался, и интерес бизнеса к альтернативным источникам угас. Теперь же благодаря мировому тренду на “озеленение экономики” и становлению стран на экологичные пути развития, переход на биотопливо вновь становится перспективным. Особенно интересна анаэробная переработка органических отходов, то есть “мягкого” мусора. Этот процесс заключается в превращении биомассы микроорганизмами в бескислородной среде в биогаз, который можно использовать для получения электроэнергии.

«Коммерсант» со ссылкой на данные «Financial Times» пишет, что заграницей внимание инвесторов снова привлекает переработка органических отходов в энергию. Решающим фактором, который за рубежом притянул инвесторов к биоотрасли, стало принятие многими странами законов, стимулирующих использование возобновляемых источников энергии, к которым как раз относится переработка мусора. Что касается нашей страны, то у России в данном вопросе тоже есть свои подвижки на государственном уровне. Одна из целей нацпроекта «Экология» — рекультивировация свалок. Этот процесс открывает хорошие возможности для “зелёной энергетики”, потому что борьбу со свалками можно проводить с ещё большей эффективностью для сохранения природных ресурсов. Но только при условии, что мусор не будет просто сжигаться.

Альбина Дударева сравнивает нашу проблему с тем, как подобный вопрос решают европейцы: «В Италии даже проводят аукционы по продаже старых свалок, которые используются для добычи газов. У нас же этого ресурса видимо-невидимо». Председателя комиссии в принципе не устраивает подход, при котором бессмысленно теряется нужный ресурс: «На том же Кучино мы зачем-то сжигаем этот биогаз. <…> При этом не только впустую улетучивается ценный экологический газ, но ещё и страдает атмосфера».
Например, биогаз может использоваться для заправки автомобилей-мусоровозов, подвозящих твердые отходы, как это делается на заводе Blue Line Transfer в Южном Сан-Франциско. Газ также можно транспортировать на продажу. Такой чистый природный газ может использоваться в качестве транспортного топлива вместо дизеля, помогая снизить количество парниковых газов, которые образовались бы в противном случае.

Буквально у нас под боком в Финляндии тоже уже давно есть пример того, как это работает.

Григорий Свердлик, член научно-технического совета Минпромторга России рассказывает, как в финском городе Оулу одна компания построила на местных очистных сооружениях огромный биогазовый завод. В итоге «они получили газ, электричество и поставили установку по заполнению газовых баллонов для тех, кто рядом живет. Государство тут же выкупило этот завод и передало муниципалитету города. Следующим этапом гражданам снизили тариф на электроэнергию и на газ». Такой вот реальный «пример готового партнёрства».

На международной арене есть множество примеров работы на биогазе. Эксперт сетует, что он, объездив полмира, видел, как Америка, Япония, Германия превращают отходы в биотопливо, в Израиле прямо с самолета около Тель-Авива можно увидеть огромный биогазовый комплекс на масштабной свалке, и «им всем это выгодно», а в России “зелёный” процесс всё никак не запустится. Хотя при этом «мусора у нас более чем достаточно, причём подходят любые калорийные органические отходы: начиная от стоков водоканалов (жидкая канализация), заканчивая отходами органическими, которые получаются на сортировочных заводах». И весь этот мусор «может приносить огромные деньги».

Впрочем, в России тоже есть свои локальные биогазовые установки в Белгородской области, биогазовая станция на Курьяновских очистных сооружениях (та, что работает на метане), водоканале Мытищ, в Нижнем Новгороде. Формируется проект, который будет использовать птичий помёт как альтернативный источник энергии от фабрик в Ленинградской области. Причем в нашей стране есть не только готовые отечественные технологии, которые позволят перейти на экологичный биогаз, но ещё и соответствующие специалисты, к которым нужно лишь обратиться — и «они всё сделают».

Важная область преткновения, по словам эксперта, заключается в том, что российская попытка “озеленить энергетику” «идёт на стыке нескольких отраслей». Из-за этого и происходит разрыв: один человек, который занимается мусором, не может всё объять и построить биогазовый комплекс. Хотя «это крайне выгодный процесс. <…> Для того, чтобы это заработало, нужна определенная государственная политика – мы как эксперты знаем, где что взять, что сделать, но, поверьте, что за годы работы ни один человек мне не позвонил и не спросил, как это сделать».

Исполнительный директор Национальной газомоторной ассоциации Василий Зинин видит главные проблемы при производстве газомоторного топлива из биологического сырья в себестоимости и масштабе его производства. В первом случае всё упирается в затраты на установку оборудования, которое будет собирать биогаз, выделять из него метан, а также на инфраструктуру по его хранению и транспортировке до места потребления. По словам Василия Зинина, эти этапы достаточно капиталоёмкие, а объёмы биогаза «сравнительно небольшие, так что удельные затраты на кубометр произведенного газа <…> будут достаточно существенные». А вторая трудность заключается в масштабах получения биогаза. Ведь, чтобы получить большое количество метана, нужно иметь большой объем биологических ресурсов, подготовленных для переработки с использованием указанного выше оборудования. Василий Зинин подчеркивает, что при разложении биомассы высвобождается не только метан, а структура получаемой смеси зависит как от состава биомассы, так и от условий, в которых она разлагается. Поэтому крайне важна технология очистки и выделения ценных компонентов из получающегося биогаза.
Борьба поколений

Столкновение интересов бизнеса, представляющего традиционные источники топлива, с “зелёными” предпринимателями, играет главную роль при экологизации экономики. В мировой практике уже были примеры, когда добывающими компаниями выкупались патенты на инновационные проекты, связанные с альтернативной энергетикой. По рассказам экспертов, выкупленные разработки оставались без внимания, потому что компаниям, которые добывают из недр то, что становится топливом, альтернативная энергетика невыгодна.

Так что тормозящим фактором для “озеленения” российского топлива становятся… природные ископаемые, которыми богата Россия: газ, нефть, уголь… Здесь дело не в ревности “старых” источников к “молодым”. По мнению экспертов, всё гораздо прозаичней: полезные ископаемые позволяют получать дешёвую, по сравнению с топливом, полученным из альтернативных источников, энергию.

Василий Зинин отмечает, что «у нас настолько конкурентный трубопроводный газ, добытый классическим способом, настолько низкий уровень себестоимости его добычи, транспортировки, с учетом уже построенной инфраструктуры, что в серьез говорить о масштабном внедрении практики использования биогаза не стоит». Зато «можно говорить о локальных дополняющих решениях на уровне конкретного потребителя, имеющего доступ к существенным ресурсам биомассы».

Аналогично, по мнению Григория Свердлика, применение биогаза — весьма локальная перспектива, потому что «у нас есть государственная монополия». Так что выработанный биогаз девать будет попросту некуда. Ведь компания-монополист отвечает за большие объёмы и выработки. А если «например, сделать биогаз в какой-нибудь деревне, посёлке, <…> перевести транспорт на метановую заправку – как сделано в Америке, то это фантастически здорово и не так уж и дорого».

Гипотетически действительно можно не тянуть в отдалённые деревни дорогостоящие газопроводы, а оснастить их биогазовыми установками. Тем более у газовой промышленности есть утверждённая экологическая политика, в которой указано, что их подход «подразумевает ответственное отношение к сохранению благоприятной окружающей среды». Биогаз хоть и немного дороже биологического, но он бережёт природные ресурсы и атмосферу, потому что при сгорании не выделяет вредных веществ.

В некоторых регионах нашей страны уже идёт международное сотрудничество по локальным биогазовым проектам. Например, в Карелии планируют отказаться от сжигания мусора вовсе и с помощью финской технологии перерабатывать отходы в биогаз. Скандинавское новшество предполагает строительство биогазовых станций. Эту технологию, по словам главы Карелии Артура Парфенчикова, поддержали ведущие экологи региона. Таким образом, консолидируется власть и бизнес, что позволяет “озеленять” российскую экономику более продуктивно.

Новости

Мероприятия

Обзор законодательства

Меню