Вадим Кантор: “Одной только разъяснительной работы недостаточно, слова должны быть подкреплены делом”

На вопросы Экологического пресс-центра о ходе реформы по обращению с ТКО в регионе отвечает Вадим Кантор,
министр природных ресурсов и экологии республики Бурятия
— Вадим Евгеньевич, как Вы оцениваете ход реформы в вашем регионе, в Бурятии?
— Мы вошли в реформу с первого апреля – это на три месяца позже, чем остальные регионы. С одной стороны, это минус, поскольку мы не уложились в сроки, с другой стороны, плюс, потому что все шишки и проблемы, которые поднялись с началом работы региональных операторов других регионов, мы увидели и постарались их у себя предотвратить.

Безусловно, для нас сейчас проблема номер один – это платежи населения. Из разных источников слышу разные цифры по собираемости платежей – где-то 40%, где-то средняя собираемость порядка 35%, а по некоторым регионам бывает и около 20%. Это серьезнейшая проблема всех региональных операторов. На сегодняшний день законодательно их в этом плане не поддерживают, получить кредитные средства для ликвидации такого кассового разрыва им весьма проблематично. Хотелось бы, чтобы государство обратило внимание на возможность содействия, вариант облегченного кредитования без дополнительных залогов, открытие кредитной линии. Потому что текущий денежный поток у регоператоров есть, тарифы утверждены, это стабильная работа.

Мы со своей стороны стараемся убедить население, уже сделали два ролика о реформе, которые крутятся на телевизионных каналах – приурочили к началу работы регионального оператора, третий мы сейчас заканчиваем. Плюс к этому через муниципальные образования информируем граждан о том, как вообще реформа выглядит, как можно заплатить, сделали некую методичку – лист вопросов и ответов, порядка 20 тем – их разослали в муниципалитеты, сослались на все законодательные нормы, которые сегодня видим, чтобы можно было доносить эту информацию до жителей на сельских сходах и собраниях.

— А как, на Ваш взгляд, информационная грамотность населения влияет на увеличение сбора платежей?
— Это прямо пропорциональная зависимость. У меня правда немного другой взгляд, я считаю, что ничего лучше не говорит, чем непосредственно дело – если региональный оператор работает, вывозит мусор, и даже в отдаленных поселениях граждане видят, что стал появляться мусоровоз, который раньше никогда не появлялся, то, конечно, это самым непосредственным образом будет сказываться на собираемости платежей. Мы можем хоть тысячу раз провести с людьми разъяснительную работу, но, если при этом физического вывоза мусора не производится, вся эта наша работа ведется практически впустую – слова должны быть подкреплены делом.
— Вовлекает ли регоператор в Вашем регионе в экологические акции населения? Есть ли примеры?
— Наш региональный оператор очень активный, еще до начала своей деятельности постоянно участвовал в разных акциях – и по раздельному сбору мусора, и по очистке побережья Байкала – это для нас всегда больная тема. Я считаю, что мы даже идем впереди в этом плане. Регоператор очень серьезное внимание уделяет таким акциям, а мы его поддерживаем. К тому же и у населения есть понимание, на экологии сегодня все просто помешаны, и это, наверное, правильно.
— А какая работа в Бурятии ведется по федеральным проектам реабилитации водных объектов?
— Если говорить о федеральном проекте реабилитации водных объектов, то к Байкалу он не относится, потому что Байкал выделен в отдельный федеральный проект «Сохранение озера Байкал». В части других наших водных объектов, то, к сожалению, нам включиться в эту программу не удалось, у нас же не один Байкал, есть еще Еравнинские озера, которые требуют серьезнейшего внимания, потому что идет пересыхание, истощение – у нас в Бурятии наблюдается маловодный период, и по ним очень хотелось бы провести работу, но наши предложения не нашли пока откликов в соответствующей программе.

Новости

Мероприятия

Обзор законодательства

Меню