Н2О, вы говорите…!? В России решается вопрос о создании Министерства водных ресурсов

Если посмотреть на карту нашей страны, то можно увидеть, как множество голубых нитей пронизывают Россию. Для того, чтобы сохранить национальное водное богатство, на государственном уровне вновь поднялся вопрос о создании соответствующего ведомства. 30 июля первый зампред комитета Госдумы по природным ресурсам Василий Власов предложил премьер-министру Дмитрию Медведеву создать в России Министерство водных ресурсов.

Припыли

По словам Власова, при обсуждении в Госдуме мер по сохранению малых водных объектов России участники отметили главную проблему: сейчас за воду у нас отвечают многие федеральные органы исполнительной власти, «слабое межведомственное взаимодействие которых не позволяет эффективно проводить политику по сохранению этих водных объектов». Кроме того, обязанности этих структур дублируются и за что каждый из них отвечает, чётко не ясно. Словом, сейчас в РФ нет единого и слаженного государственного механизма, который отвечал бы за воду.

На самом деле, вопрос о создании такого министерства поднимался и раньше. Например, ещё во времена, когда премьером был Михаил Фрадков, этот вопрос поднимал председатель Общественного совета Росводресурсов, член-корреспондент «Института водных проблем РАН» Виктор Данилов-Данильян. На заседании Правительства даже было вынесено решение о том, что необходим единый орган для управления всем водным хозяйством и водными ресурсами страны. Однако тогда идею так и не реализовали.

Теперь оттягивать решение этого вопроса нельзя, ведь предложение “ожило” не просто так. По мнению учёного, катализатором стало резкое обострение водных проблем. Например, в России «очень неудачно сработавшие водохранилища на Волге, которые ориентировались на то, что снега выпадет больше, чем обычно. Только вот режим таяния оказался такой, что никакого серьёзного паводка не было. Но в результате всё равно сработали водохранилища для перехвата паводка. А когда выяснилось, что они не заполнены, то начались проблемы на территории везде ниже Казани. А сейчас заливает среднее и нижнее Поволжье. На Байкале тоже стало затапливать. И вообще начались серьёзные наводнения там, где их никогда до такой степени не было». – Данилов-Данильян подводит неутешительный итог: «Всё время что-то где-то происходит, причём серьёзное, разрушительное, с огромным ущербом».

Право действовать

Наконец-то организовать такое Министерство — это полдела. Успешность его деятельности, считает Виктор Иванович, будет зависеть от того, «какими правами оно будет наделено, какие у него будут возможности воздействия на процессы водопользования и т.д.». Кроме реальных рычагов управления, в Министерстве нужны соответствующие кадры, которые смогут им управлять и наводить порядок в нашей водной сфере.

Например, у Федерального агентства водных ресурсов (Росводресурсов) нет такого, как у Министерства, веса в управлении. Оно всего лишь агентство и занимается весьма ограниченным кругом вопросов. К тому же оно не может влиять на основных водопотребителей: на гидро- и теплоэнергетику, атомную энергетику, металлургию, целлюлозно-бумажную промышленность, С/Х и особенно на жилкоммунхоз. Более того, то, что делается с водой в жилищно-коммунальном хозяйстве, это вообще не подконтрольная государству область. Этим руководят муниципалитеты. Кроме случаев, когда дело касается городов федерального значения: Москвы и Санкт-Петербурга. Стоит отъехать от столиц — тут уже начинаются свои водные коммунальные законы. При таком положении основная проблема в том, что Росводресурсы к этому не имеют никакого отношения. А когда люди обращаются в Министерство, которое, по идее, должно иметь к ситуации отношение (Министерство строительства и коммунального хозяйства), оказывается, что оно тоже тут ни при чём: это всё муниципалитеты, которые могут творить, что хотят, в этой “бесхозной” области. А так быть не должно.

Реакция на качество

Качество питьевой воды — это ещё одна причина, почему снова заговорили о создании Министерства водных ресурсов. Обеспокоенность россиян низким качеством воды уже практически повсеместна, реакция людей на такое положение достигла небывалого уровня.

Даже эксперт «Института водных проблем РАН», Виктор Данилов-Данильян признаётся, что он пока «с большим трудом» представляет, «какие нужны изменения в законодательстве, какие нужны изменения в формах собственности на водоканалы, в формах управления водоканалами как системой, и т.д., чтобы здесь навести порядок». Но ученый всё же надеется, что это произойдёт.

Яна Веденова

Новости

Мероприятия

Обзор законодательства

Меню