Вдуть жизнь в новую бутылку или переработать старую?

Как только речь заходит о раздельном сборе мусора, все с ностальгией приводят в пример времена СССР, когда сдача стеклотары была распространена повсеместно: собранные бутылки использовались повторно как оборотная посуда, а битое стекло шло на вторсырьё. Сегодня же эксперты единогласно констатируют факт, что отрасли стеклопереработки в России практически нет. Хотя для достижения результатов нацпроекта «Экология» вторичное использование стекла идёт исключительно на пользу, особенно для такой цели проекта как эффективное обращение с отходами производства и потребления.

При каких условиях переработка стекла вновь сможет перейти к стадии активного развития и стать основой для выгодного бизнеса? Выгодного и экологичного!

То стекло, которое для нас, обычных людей, просто использованная бутылка, эксперты стеклянной отрасли делят на «оборотную тару» и «стеклобой». Так что под общим понятием скрываются довольно разные процессы со своими нюансами.

Оборотная сторона

В советское время на каждом предприятии, работающим со стеклянной упаковкой (будь то производство молочной продукции, прохладительных или других напитков), использовалась оборотная тара — многоразовая упаковка, которая за символическую плату возвращалась производителю после использования. На самом деле деньги за сдачу стеклянной бутылки людям платили, потому что эта сумма входила в стоимость товара изначально: как некий “залог за аренду” ёмкости. Круговорот стеклянных сосудов был доступен заводам благодаря развитой системе сбора использованной стеклотары. После роспуска СССР практика системы вторичного использования практически прекратилась, и пункты приёма стекла закрылись. Госстрой сменился, и в Россию ворвался капитализм со своим верным спутником — маркетингом.

Из-за резко возросшей конкуренции и возникшей на ее основе «битвы маркетологов» в России сейчас нет единого стандарта бутылок, как это было раньше. Наверняка многие помнят легендарную “бутылку-чебурашку”, которая стала неким “ретростандартом” стеклотары. Теперь же на магазинных полках можно встретить различные причудливые стеклянные бочонки или бутылки с выдавленным логотипом на стекле.

При огромном разнообразии форм бутылок с разной продукцией вводить оборотную тару, хоть и экологически выгодно, но заведомо нерентабельно: производитель должен будет установить собственные точки сбора, обеспечить логистику. И всё это взамен на небольшой объём возвратной тары. Такая перспектива для бизнеса убыточна, даже если этим займутся крупнейшие корпорации. Ведь бизнес в первую очередь нацелен на прибыль, а не на спасение мира себе в убыток. Если бы сейчас все бутылки стали одинаковыми, маркетинговой гонке пришлось бы идти только через этикетки, и тогда можно было бы снова сдавать стеклянную тару без привязки к производителю.

Региональный директор по производству компании «Балтика» Юрий Чентырев рассказал нам, почему их компания больше не использует оборотную бутылку. Именно экономическая составляющая вышла на первый план: «Оборотный сбор за бутылку достаточно низкий, из-за чего население, как правило, не готово активно собирать стеклотару. Кроме того, рентабельность для операторов, занимающихся переработкой стеклотары, также отрицательная, в виду отсутствия должной поддержки со стороны государства. Из-за многочисленных сопутствующих расходов частные операторы не в состоянии функционировать без господдержки. Кроме того, в России практически отсутствует инфраструктура для сбора оборотной бутылки. <…> С учётом дороговизны операций по сбору стеклотары и сложной логистики по ее доставке на заводы, оборотная бутылка проигрывает одноразовой».

Кстати, сдать бутылки можно по сей день во многих странах Европы, но в постсоветской России система не налажена в том числе и потому, что в цену изначально не входит залоговая стоимость тары.

В истории с оборотной тарой есть весьма «мутный» нюанс – периодически представители бизнеса озвучивают версию, что законом вроде как запрещается использовать оборотную тару в производстве, и ссылаются на запреты СанПиН. Кроме того, упоминают Технический регламент Таможенного союза «О безопасности упаковки», который якобы тоже не разрешает повторное использование стеклотары. После изучения документов выяснилось, что законом это не запрещено. Представители компании «Балтика» также подтвердили, что «по действующему законодательству использование оборотной стеклянной бутылки для алкогольных напитков разрешено». А Техрегламент Таможенного союза не допускает использование оборотной тары только для «контакта с детским питанием». Что касается санитарных правил и норм, то в них прописано не только как принимать «новую и оборотную стеклянную тару, поступающую на завод», но и как её обрабатывать (средство «Ника-2»).

А вот устраивать точки сбора стеклянных бутылок в местах, где продаются продукты питания, по СанПиН нормам действительно нельзя. Такой опыт был, например, у X5 Retail Group, которая поставила свои фандоматы в магазинах. И в данном случае, считает руководитель экодвижения «Чистый лист» в Татарстане Разиля Сахабиева, надо менять само законодательство: для того, чтобы разрешить производителям собирать тару в магазинах.

Общественная палата РФ неоднократно призывала поддержать законопроект о вторичных ресурсах, это важный фактор развития отходоперерабатывающей отрасли. Закон позволил бы собирать стекло именно как ценный “вторичный ресурс”, а не “отходы”, как сегодня официально называется использованная стеклотара. Ведь, если что-либо именуется отходом, это сразу накладывает определенные ограничения на его сбор, транспортировку и хранение.

То, что использование оборотной тары для повторного розлива невыгодно бизнесу — другой вопрос.

Выгодно и экологично

Используя в производстве тары стеклобой, бизнес может выгодно “озелениться”. Именно такой вариант обращения со стеклом для его повторного употребления реалистичнее всего рассматривать в нашей стране.

На экономическую выгоду использования стеклобоя указывает исполнительный директор Ассоциации производителей стеклянной тары Елена Емельянова: «У нас в стране нет стеклобоя необходимого качества, поэтому мы вынуждены его импортировать». Этот момент как раз подчёркивает рентабельность такого метода. Иначе российские производители не закупали бы такое стекло тоннами в других странах.

Если учитывать ещё и пользу для природы, то переработка стекла сокращает энергозатраты и экономит природные ресурсы: каждая тонна переработанных отходов сбережет сотни килограммов известняка, соды и песка. Так что это не только выгодно в финансовом плане, но и полезно для окружающей среды.

Стоит отметить, что при таком подходе тоже есть ряд проблем, и он в первую очередь упирается в отсутствие системы сбора достаточного количества отечественного стеклобоя. При том, что стеклянной продукции наши стеклозаводы изготавливают много.

Руководитель Стекольного союза предприятий России Виктор Осипов рассказывает, что в год в стране льют приблизительно от 15 до 20 миллионов тонн стекла разного вида, а собирают на повторную переплавку 5-7 миллионов тонн. Остальная часть, как правило, “теряется”: «на свалках с красивым названием полигоны».

К тому же, с недавнего времени стекло захоранивать запрещается законом. По сути, этот материал целиком состоит из полезных компонентов, которые полностью перерабатываются не только без потери качества, но и без выделения вредных веществ. И место ему явно не в земле. Но лазейка в запрете в том, что закон запрещает захоранивать стекло в виде изделия – то есть целой бутылки, а вот стеклобой хоронить можно, особенно если он смешан с остальным мусором.

Елена Емельянова рассказывает, что в России производителями стеклотары в составе шихты (смесь песка, соды, извести) «стеклобоя используется максимум 15%». Из этих 15% половина — собственный стеклобой предприятий, который образовывается на производстве, а половина – импортированное сырье. Если сравнивать с европейским опытом, то, например, в Испании, по словам Елены Емельяновой, при производстве коричневой бутылки используется 80% стеклобоя. В некоторых странах Евросоюза при выплавке бесцветного стекла используется до 60-70% стеклобоя.

Виктор Осипов подтверждает, что наша страна действительно импортирует стеклобой из республики Беларусь и Украины. По его словам, в России есть только 2-3 завода, оснащённых небольшими установками по промышленной переработке стеклобоя и получению из него сырья. Основной проблемой руководитель Стекольного союза предприятий России назвал организацию системы сбора стеклобоя таким образом, чтобы обеспечивать его беспрерывную поставку для перерабатывающих заводов. Тем более, что инвесторы, как сообщают эксперты, в том числе иностранные, есть. Со своей стороны Стеклосоюз гарантирует, что спрос на такое стекло будет, потому что это выгодно: «Мы гарантируем инвесторам стекольной промышленности, что все 100% стеклобоя будем брать на переплавку».

Ответственность – на производителя

Ещё один важный фактор развития отрасли переработки стекла, который называют многие эксперты – реализация предприятиями механизма Расширенной ответственности производителей (РОП).

Сейчас обязанность производителей обеспечивать утилизацию товаров после утраты ими потребительских свойств, включая упаковку, закреплена Федеральным законом “Об отходах производства и потребления”, в котором расписаны положения расширенной ответственности производителей и импортёров товаров. Осознанный подход со стороны бизнеса нацелен на увеличение объёма переработки мусора, в который, так или иначе, превращается любой производимый товар. Приоритетный способ реализации РОП стимулирует бизнес собирать и перерабатывать отходы товаров самостоятельно. Таким образом, у бизнеса появляется возможность либо развивать свои собственные мощности по переработке, либо заключать прямые контракты с переработчиками. А вот те компании, которые по различным причинам отходы не перерабатывают, должны платить соразмерный экосбор (неналоговый платёж), часть которого идёт на развитие отрасли переработки отходов. На деле эта схема работает так: на данный момент производителю нужно утилизировать тару, бумагу, шины, одежду, электронику и другие товары на 5–35% от реализации или платить экосбор.

Например, компания «Балтика» рассказывает, что, заботясь о сохранении природных ресурсов, помимо использования облегчённой стеклянной бутылки, корпорация ведёт раздельный сбор отходов – как на производстве, так и среди граждан с помощью проекта «Принеси пользу своему городу». В его рамках собираются любые типы и форматы бутылок, которые есть на рынке — то есть не только свои фирменные. Далее собранное стекло компания реализовывает в виде стеклобоя и отходов ПЭТ через своих партнёров.

До этого предполагалось, что нормативы утилизации и ставки экосбора будут расти постепенно, но сегодня рассматриваются и альтернативные варианты. В письме Минприроды в Правительство, информация о котором 19 августа появилась во всех федеральных СМИ, идёт речь, в частности, об увеличении нормативов утилизации до 100%. За счёт повышения нормативов предлагается резко увеличить собираемость экосбора: с 2,2 миллиардов рублей (2018 год) до 136 миллиардов рублей ежегодно.

В письме отмечается, что увеличение нормативов позволит загрузить перерабатывающие мощности заводов по переработке отходов во вторичное сырье. И такой вариант соответствует европейскому опыту, где плата рассчитывается исходя из необходимости полной утилизации.

Казалось бы, такой подход способен довольно быстро развить сферу переработки стеклянных и других «полезных» отходов в стране. Однако здесь необходимо учитывать и возможности бизнеса, наиболее ответственная часть которого уже несколько лет ведет деятельность в соответствии с принципами реализации своей расширенной ответственности.

Исполнительный директор Ассоциации РусПЭК Любовь Меланевская делится своими опасениями в связи с рассматриваемыми нововведениями: «Сегодня производители и импортеры в своих стратегиях, планах развития, в стратегиях по устойчивому развитию, предусматривают развитие уровня переработки до действующих нормативов (в зависимости от вида упаковки). Составляются дорожные карты, создаются ассоциации, все идут по понятному для них пути постепенного повышения нормативов утилизации. Реализация проектов в рамках РОП – это не только финансовые затраты, но и большая административная работа – расстановка инфраструктуры, организация раздельного сбора, заключение договоров с регоператорами и переработчиками, проведение экоуроков, экоквестов – это все огромные ресурсы». А если завтра вместо этого всех обяжут реализовать РОП на 100% или уплатить экосбор, то, по словам эксперта, предприятия откажутся от собственной деятельности, направленной на развитие сбора и переработки упаковки, и выберут оплату экосбора, просто потому, что норматива в 100% самостоятельно добиться в короткие сроки невозможно. Это может перечеркнуть всю проделанную кропотливую работу и ударить по уже действующим проектам. Помимо этого, резкое повышение ставок экосбора и нормативов утилизации отразится в первую очередь на кошельках населения, так как стоимость товаров также увеличится.

Только постепенное увеличение нормативов утилизации может обеспечить стабильное развитие в области переработки и повторного использования упаковки.

Принять нельзя отказаться

Где производитель листового стекла поставит свою запятую, зависит от того, насколько стекло будет чистым. Ведь, кроме изготовителей стеклотары, существуют и изготовители оконных стекол, зеркал и другой подобной продукции. Председатель комитета по внешним связям Союза стекольных предприятий Вадим Рыжов рассказывает, что у многих стеклозаводов есть технологии по подготовке и переработке вторсырья, но нигде не предусмотрена его очистка: стекло принимается только уже очищенное. А мощностей по промышленной очистке в России очень мало, их практически нет.

Стекло с мусорных полигонов заводы и вовсе не могут принимать: после того, как стекло побывало на свалке, у него меняется класс, и оно в лучшем случае может идти в тару. Такая ситуация накладывает определённые требования к переработке стекла, тут нужна кардинально иная система сбора.

Организовать систему

Как уже было сказано, главный тормоз в системе переплавки стекла Виктор Осипов видит в отсутствии налаженной схемы реализации стеклобоя. Сейчас в России нет тех, кто будет покупать стеклобой у мусоросортировщиков. Но ведь инвесторы должны быть уверены, что они, придя на рынок, смогут беспрерывно загружать свои мощности. Из-за того, что эта цепочка разорвана, инвесторы рисковать не будут. Получается замкнутый круг.

Однако с 1 января 2019 года в России началась «мусорная реформа», в соответствии с которой в каждом регионе страны сбор, обработка и утилизация отходов ложится на выбранных региональных операторов. Каждый регоператор на своей территории собирает отходы от населения и везёт их на обработку. Планируется, что к 2024 году в соответствии с целевыми показателями Нацпроекта «Экология» обрабатываться должны 60% от общей массы отходов, а 36% — направляться на утилизацию. То есть из общей массы мусора, который попадает в ведро каждого жителя, 36% будут отобраны как вторичное сырье и переданы на переработку и дальнейшее использование.

Получается, что все использованные бутылки, банки и прочая стеклянная продукция в любом случае первоначально попадает к региональному оператору. И здесь всё зависит от того, будет ли организован отбор целых изделий и крупных осколков силами каждого из регоператоров, и как именно – допустим, будет ли проводится сортировка стеклобоя по цветам: на коричневое, зелёное и прозрачное.

К 2024 году в стране планируется построить 200 современных заводов, которые будут заниматься утилизацией отходов. На таких заводах стекло можно отбирать вручную или в автоматическом режиме, если позволяет оснащение. Мониторинг рынка оборудования для мусоросортировочных заводов показал, что в России есть производители, выпускающие оборудование по отбору и сортировке стекла, которое позволяет отбирать осколки размером от 1 сантиметра и сортировать их по цвету с помощью современных технологий.

Например, на мусоросортировочном заводе компании «Эколайн» во Владыкино производится сортировка 100% смешанных отходов (то есть абсолютно всех отходов, а не только из контейнеров для раздельного сбора). На самом первом этапе стекло отбирается вручную. Сотрудники вынимают все целые стеклянные бутылки/банки, и в зависимости от цвета стекла отправляют их в соответствующий контейнер. Даже при ручном отборе стекло занимает огромную долю среди всех отобранных полезных фракций: по заявлению «Эколайн», по массе стеклобой составляет 30% от всех отобранных видов вторсырья! Стекло — тяжёлый материал, особенно если сравнивать его с пластиковой упаковкой. Это значит, что для достижения показателя нацпроекта «Экология» в 36% отходов, направленных на утилизацию — повсеместная организация отбора стекла на мусоросортировочных заводах может сыграть важную роль. Тем более при возможности оборудования автоматизировано отбирать не только целые стеклянные изделия, но и осколки, доля стеклобоя среди остальных видов вторсырья может стать ещё больше.

После разговора с представителями регоператоров выяснилось, что такую систему наладить действительно возможно. Таким образом, появится то самое “недостающее звено”: бесперебойный поток сырья, благодаря которому на рынок гарантированно войдут переработчики стекла.

Заместитель генерального директора «ЭкоЛайна» Елена Вишнякова соглашается с таким ходом мыслей: «Нужно наладить общую систему сбора стекла, включая осколки». В то же время представитель «ЭкоЛайна» напоминает, что «регоператор, который ставит раздельные контейнеры в шаговом доступе, выделяет отдельные машины для перевозки и т.д., несёт очень большие расходы. При этом стекло стоит небольших денег при продаже переработчику. Оно тяжёлое, его сложно собирать, его нельзя спрессовать, что усложняет транспортировку и хранение. Кроме того, его нужно отделять на первом этапе сортировки, иначе оно, если пройдёт через сепараторы, превратится в крошку». По словам Елены Вишняковой, максимум, что может сделать регоператор — расставить контейнеры, собрать и передать стекло на переработку. А для того, чтобы сделать процесс системой, нужно вовлекать в сотрудничество всех участников рынка: и переработчиков, и производителей этого стекла. И это возможно, в том числе через реализацию РОП.

По большому счёту, сейчас проблема стеклобоя, как пока что единственный вариант оборота стекла в нашей стране, сводится к введению многосторонней ответственности за его сбор: население, регоператоры, производители и переработчики должны быть включены в систему сбора.

Возврат к оплате за сданные населением бутылки в корне решить проблему не поможет, зато станет бонусом к обеспечению непрерывности потока стеклобоя. Даже если не каждый россиянин побежит за копеечкой в пункт приёма стекла, то обязательно найдутся те, кто подберёт оставленную бутылку (по аналогии с алюминиевыми банками) и отправит тару на очередной цикл переплавки.

Яна Веденова

Новости

Мероприятия

Обзор законодательства

Меню